Пресс-конференция «Заветов юности» на Лондонском кинофестивале

14 октября 2014, London Film Festival. Ответы Колина на пресс-конференции «Заветов юности».

Колин, мне интересно… У тебя было время вжиться в персонажа? Были ли репетиции? Импровизировал ли ты? Ты так убедителен и естественен в роли…

Замечательно, что перед съёмками нам удалось порепетировать с Джеймсом1… в киноиндустрии — это редко и поэтому бесценно. Мне кажется, нам повезло, раз мы хорошо друг с другом поладили. Мы читали письма, которые наши герои писали друг другу и сумели понять, что было между ними в то беспокойное время. Что их связывало, что ими двигало, их преданность и чувство долга. Мне кажется, это и было основой всего. Когда мы оказались на съёмочной площадке все вместе, то почувствовали их, понимаете? Это были особенные… особенные мгновения.

Привет, Колин и Тэрон, когда вы прочитали книгу, что вы о ней подумали и как много взяли из неё на съёмках?

Как ни странно, до сценария мне не попадалась книга. Сначала я прочитал сценарий, а когда стало ясно, что получил роль, то прочитал книгу. Неизведанная территория для меня… я плохо знал историю Первой мировой войны.

Я словно попал в другой мир, я хотел узнать больше о нём, погрузиться в него. Я нашёл «Письма потерянного поколения»2. Письма пригодились, особенно в фильме, их «голосе». И меня поразило то, о чем собственно книга, о чём фильм. На войну шла молодёжь, что они потеряли и как. У них не было юности, а у нас была. Если забрать юность, то жить становится тяжко… почти невыносимо.

Меня потрясла сила Веры Бриттен, что необыкновенно изобразила Алисия. Потеряв юность, она нашла силы и собрала жизнь по кусочкам.

Ты киваешь, Тэрон. Хочешь что-то сказать?

Тэрон: Нет, на самом деле, я думаю, что не смогу сказать лучше.

Каково было работать с Алисией?

Я только могу согласиться. У нас были минуты с Верой, особенные минуты. Как мне кажется, перед съёмками, каждый по-своему представляет, но хорошо получается только, когда проживаешься сцену по-настоящему, и с Алисией было так. Её Вера — живая: искренняя, честная. Когда смотришь на неё, то сопереживаешь. Я искренне верю, что она чувствовала то, что изображала.

Колин, мне интересно, ты учился, как это быть слепым?

Да, я связался с ассоциацией «Слепые ветераны Великобритании». Изумительная благотворительная организация. Я и не подозревал, как много слепых не обращаются к ней, хотя стоит.

Я поехал на поезде в Брайтон, и поговорил с двумя подопечными. Один ослеп по время Второй мировой войны. Другой — моложе, моего возраста, он ослеп недавно. Так что я получил две точки зрения.

В центре обращались со мной, как с недавно ослепшим. Мне завязали глаза, провели по зданию… я провёл пять или шесть часов ничего не видя. Я побывал на семинарах, учился делать обычные вещи. Побывал в спортзале, на кухне. Пробовал приготовить чашку чая.

А моя реакция… реакция человека, который внезапно перестал видеть. У всего есть цвет. Я был уверен, что девушка, которая водила меня, одета в розовый кардиган. Оказалось, что нет — на ней была зелёная толстовка. Когда мы пили чай, я был уверен, что сижу напротив зеркала, но в комнате не было зеркала. Я знаю, потому что меня провели тем же путём, когда сняли повязку.

Ценный опыт, потому что… было трудно. Он дал мне многое, как и люди, с которыми я разговаривал. Особенно молодой человек, потерявший зрение недавно. Для него это было свежо в памяти. Я понял, что значит потерять зрение. Это пригодилось мне на съёмках, и как мне кажется, пригодится и в жизни.

Фильм о том, как Вера вернулась домой после войны, всё вокруг кажется мелким и незначительным. Мне интересно, было ли у вас похожее чувство? Так глубоко погрузились в персонажа, что после съёмок как-то не так?

В любом деле чувствуешь что-то похожее. Когда отдаёшься чему-либо искренне, посвящаешь себя на 110 процентов, то, как мне кажется, всегда есть похожее ощущение после. Неправильно, если его нет… должно быть чувство опустошения… В последний день съёмок, или после съёмок ключевой сцены, например, со мной ослепшим… Чувствуешь, что всё — оно ушло. Оно было в тебе на съёмке сцены и теперь навеки запечатлено на плёнке… но у в тебе пусто. Когда заканчиваются съёмки, актёры и съёмочная группа разбредаются. А ты, как актёр, собираешь себя и двигаешься дальше.


  1. Джеймс Кент — режиссёр фильма. 

  2. «Письма потерянного поколения» — книга о Вере Бриттен с письмами Веры, её друзей и брата. 

Плюсануть
Поделиться
Запинить
Нашли ошибку? Выделите её.

Обсуждение